Некий старец в монастыре ругает послушника: «Что ж ты все время болтаешь? Я тебе говорю – молчи, а ты только и знаешь, что болтать!» Юноша чуть не плачет: «Отче, да я же рта не открываю, за весь день ни единого слова не вымолвил!» – «Нет, болтаешь!» – стоит на своем старец.

Прошел год.

Однажды подходит к послушнику отче и хвалит: «Молодец, сегодня хорошо молчал!» Инок в недоумении – «Да ведь я сегодня только и делаю, что разговариваю – и по тому поводу пришлось, и по тому…» – «Это ты устами говорил, а ум твой пребывал в благоговейном молчании, не мешая сердцу молиться. И потому через тебя Святой Дух мог действовать. А раньше ты уста-то смыкал, да от болтовни помыслов твоих у меня в ушах гремело, так что и сам в свое сердце Господа не впускал, и мне вдобавок мешал всячески».

«ВСЯК КРЕСТИТСЯ, ДА НЕ ВСЯК МОЛИТСЯ»

Господь Иисус Христос сказал: «Верный в малом и во многом верен, а неверный в малом неверен и во многом».

Чтобы быть истинными христианами, мы обязаны быть христианами по духу. А поскольку считается, что дух человека живет внутри его тела, то мы и говорим о внутреннем христианстве. Некоторые считают, что полноценная духовная жизнь в миру невозможна. Конечно, исполнение утреннего и вечернего правила – еще не сама духовная жизнь, но некая основа, без которой эта жизнь невозможна; это ступень, на которую обязательно нужно встать, чтобы взойти на следующую.

Молитва – это важнейшая добродетель, потому что от нее происходят все остальные добродетели.

Как тело нуждается в еде, так и душа нуждается в пище: в чтении слова Божия, молитве, богослужении, и особенно в причащении Святых Христовых Таин. Если лишать душу этой пищи, она ослабевает, хиреет и оказывается неспособной к духовной жизни. Постепенно душа расслабляясь, теряет благодать Божию и все чаще подвергается грубым падениям, приводящим к таким грехам, как блуд, пьянство, гнев и так далее.

НЕПОНИМАНИЕ СУТИ И ПОЛЬЗЫ

Всякий христианин обязан непрестанно молиться. Об этом говорит апостол Павел, об этом сказано и в Евангелии. Сам Господь Иисус Христос говорил: «Бодрствуйте на всякое время молясь».

На протяжении лет пишу о практике Иисусовой молитвы, выкладываю на данную тему статьи из святоотеческих творений, а так же делателей наших дней и не нахожу отклика среди православных верующих. Причина понятна, непонимание сути и пользы сей молитвы. Когда в начале 2000 годов в России началось массовое возведение и восстановление храмов и монастырей, в те годы не хватало элементарно священников. Лично при мне получили благословение на священство гражданские люди, не получившие элементарного образования (не закончившие) семинарий. Помню как один священник несколько лет был рукоположен, а заочное обучение в семинарии не мог никак сдать — времени не хватало (проще говоря, забывал об этом).

Молодые ребята, только что окончившие семинарии, получали благословение на настоятельство ку да нибудь в регионы области. И восстанавливали там разрушенные храмы и монастыри, вокруг себя формировали крепкие приходы. Проходило несколько лет и прихожане постепенно начинали охладевать к вере православной. Причина — внешнее, не внутреннее. А опытных духовных старцев (из за преклонного возраста), которые могли бы научить Иисусовой молитве, в монастырях становилось все меньше. И вот настало время, когда их фактически не стало. Возведены храмы и монастыри, а внутреннего содержания «непрестанной молитвы» там нет.

Этот пост мною был написан в 2015 году: «Прошло 15 лет как воцерковился. За этот период времени среди верующих мне не довелось встретиться с теми, кто молится Иисусовой молитвой, или хотя бы пытается это делать, за исключением двух — трех. На приходах Воронежа много раз слышал от священников в их проповедях наставление бороться с грехом, жить по Заповедям Божиим, но ни разу не довелось услышать наставление о пользе Иисусовой молитвы, хотя это основа основ внутреннего делания, без которого невозможно рассмотреть телесными глазами мысленного врага рода человеческого, мысленной молитвой обнаруживается мысленный враг. Каждый христианин должен знать, что совершаемые преступления в мире, совершаются под управлением мысленного врага (лукавого) — он виновник бед человечества. Лукавый воздействует на человека через помыслы (мысли наши), через которые и управляет каждым из нас. Из личного опыта знаем, что общение между двумя собеседниками сводится к одному — осуждению третьего».

Препобный Иoанн Крoнштадтский наставлял в том, что Иисyсова молитва «бьет в нашy гoрдoсть, вызывает чyвствo cмирения кающегося» она крайне необходима каждомy грешникy». Если верyющий постоянно произносит «Гoспoди! Пoмилyй!», то жив и с дyшoй y него все в порядке, а если замолчали его yста, значит он мертв или при смерти, ибо страсти через помыслы пленяют его.

Именно жизнь во Христе делает человека бессмертным, поскольку без нее нам грозит омертвение, в то время как благодать Христова дает жизнь молящейся душе.

Все предание Православной Церкви состоит в лечении и оживлении мертвой от греха души. Все таинства и вся аскетическая жизнь Церкви служат этому лечению.

Святые отцы описывают способы, с помощью которых душа воскресает, животворится и исцеляется. Покаяние, отнимает похоть, «похоти же отъятие есть воскресение души» (Преп. Фалассий. Добр. Т.3. С.292).

Святой Марк Подвижник говорит: «Что за надобность дьяволу бороться с теми, которые всегда лежат на земле и никогда не встают». Как только человек «встанет с земли» и начнет творить молитву Иисусову — так дьявол сейчас же приближается к нему.

Преподобный Антоний Великий учил тому, что всем нам необходимо очищать ум: «Ибо я верую, что он, будучи всесторонне очищен и пришедши в естественное свое состояние, может сделаться прозорливым и видеть более и далее демонов, имея в себе дающего откровения Господа» (Преп. Исихий, пресвитер иерусалимский. Добр. Т.2. С.197).

Исихий Пресвитер уделяет огромное значение молитве Иисусовой, поскольку она очищает ум от вражеских помыслов. Когда человек страдает от вредоносной пищи, он принимает рвотное средство и извергает ее. Такое же значение имеет молитва для оскверненного ума. «Так и ум… поглотив принятые им порочные помыслы и почувствовав душевредную горечь их, поспешит молитвою Иисусовою, из глубин сердца возглашаемою, извергнуть их вон и далеко отбросить их от себя» (Добр. Т.2. С.199).

Следовательно, задача очищения ума заключается в постоянстве молитвы Иисусовой. Когда мы говорим «молитва», то имеем в виду действие Святого Духа, приходящего в сердце при поминании имени Христова. Не случайно святитель Григорий Палама подчеркивает, что деятельность ума, состоящая в помыслах, легко очищается «у упражняющихся в молитве, в особенности однословной». Когда человек предается постоянному молитвенному деланию, деятельность ума его исцеляется.

Мы христиане знаем, что без Бога не можем победить свои страсти. Чтобы порвать путы пленивших нас привычек и зависимостей, подогреваемых порочным окружающим миром и невидимым искусным врагом, – древним змием, который умнее и сильнее каждого из нас, надо припадать непрестанным покаянным плачем к милости Божией, которая есть Иисусова молитва.

«Именем Господним бей ратников. Нет сильнее оружия ни на земле, ни на небе», – говорил преподобный Иоанн Лествичник и другие святые отцы.

Целью христианской жизни является усвоение человеком плодов Искупительной Жертвы Иисуса Христа, спасение от греха и его последствий. Грех в православной традиции рассматривается, как глубокая болезнь души. Прощение греха Богом понимается, как исцеление человека от греховной зависимости. Поэтому, спасение – не мгновенно достигаемое состояние, но постепенный процесс очищения человека и вхождения его в общение с Богом. И порог смерти люди переступают, находясь в разной степени близости к Творцу и свободы от греха.

После смерти человек основывается не на вере, а на знании, ведь, отделившись от тела, душа его знает и видит всё то, что для человека живого, в теле, являлось предметом веры, надежды и упования — Бога, святых, ангелов, бесов.

Господь предупреждает каждого верующего: «В чем застану (в момент смерти), в том и сужу». В момент отделения души от тела, наши уста остаются с телом, и если во время земной жизни мы не усвоили мысленную Иисусову молитву, то при встрече с бесами (именно они первыми являются душе), наша душа впадает в ступор от страха, при этом пытается начать молитву, а не может вспомнить самих слов молитвы, ибо во время земной жизни молилась только устами.

А та душа, которая в земной жизни привыкла к внутреннему постоянству молитвенному, и в том духовном мире продолжит эту же молитвенную практику (хоть и впадет в ступор от страха), ибо все время земной жизни молилась не устами, а умом (мысленной молитвой). Вот и делайте вывод — есть ли смысл в мысленном молитвенном делании, или нет?

Как сказал в проповеди протоиерей Валериан Кречетов, воин обязан постоянно упражняться, чтобы довести владение оружием до совершенства. Так и христианин должен непрестанно упражняться в Иисусовой молитве, чтобы довести до совершенства владение мысленным оружием – молитвой. И это приобретенное непрестанным упражнением мастерство поможет ему в момент смерти. Тогда могут быть рассеяны устремившиеся на душу полчища демонов и может быть взят приступом вожделенный город – Небесный Иерусалим… Который, как написано, «силою берется» (Мф. 11:12).

Хотелось привести выдержку из рассказа блаженной Феодоры: «Когда настал час разлучения души моей от тела, я увидела вокруг моей постели множество эфиопов, черных как сажа или смола, с горящими как уголья глазами. Они подняли шум и крик: одни ревели как скоты и звери, другие лаяли как собаки, иные выли как волки, а иные хрюкали как свиньи. Все они, смотря на меня неистовствовали, грозились, скрежетали зубами, как будто желая меня съесть; они готовили хартии, в которых были записаны все мои дурные дела. Тогда бедная душа моя пришла в трепет; муки смертной как будто не существовало для меня: грозное видение страшных эфиопов было для меня другою, более страшной смертью. Я отворачивала глаза, чтобы не видеть их ужасных лиц, но они были везде и отовсюду неслись их голоса».

Святитель Игнатий Брянчанинов и Феофан Затворник рекомендуют постоянно творить Иисусову молитву для того, чтобы выполнять правило «непрестанно молитесь». Удивительно, но факт,  священнослужители наших дней почему-то не рекомендуют самостоятельно молиться этой молитвой и говорят, что на нее нужно брать отдельное благословение. Однако они не дают благословение, так как боятся, что духовное чадо может впасть в прелесть.

Ответ закономерен — как священники могут рекомендовать то, чего сами не делают? Им это не позволяет совесть.

СВЯЩЕНСТВО

Святые Отцы бежали от предстоявшего им рукоположения в горы, примером чему служит жизнь и учение святителя Григория Богослова. Объясняя свои поступки в слове, оправдывающем его удаление в Понт, он говорит, что человек не может взять на себя попечение над словесным стадом, если прежде «не соделается храмом Бога Живаго, живым жилищем Христовым в духе», если «опытно и умозрительно не исследовал всех наименований и сил Христовых», «не учился уразумевать премудрость Божию, тайную, сокровенную» (1Кор.2:7), если он «еще младенец, питается млеком» (Свт. Григорий Богослов. Т.1. С.58-59).

Священник несет в себе священство Христово, которое должен хранить от осквернения. В этом заключен глубокий смысл.

Есть священники, которые не очистились сами (ныне их преобладающее большинство). Тем не менее они могут служить литургию и совершать таинства при содействии Божией благодати. Внешне их священство ничем не повреждено, коль скоро они не осуждены Церковью. Однако такое священство не имеет духовной силы, поскольку они оскверняют его своей жизнью. Как говорит Николай Кавасила, они могут освящать святые дары, но не могут сами освятиться от них.

В ЧЕМ ЖЕ ПРОЯВЛЯЕТСЯ ИХ ДУХОВНОЕ БЕССИЛИЕ?

Прежде всего в том, что они не могут и не умеют лечить. Ведь возможность совершать таинства зависит от благодати Божией, которая дается в таинстве священства. Дар же лечить людские немощи есть та благодать, которая дается человеку, достойно сохранившему благодать крещения, этот царский дар.

Согласно Иоанну Златоусту, священнослужителю должно быть столь чистым, как будто он пребывает среди сил небесных (Свт. Иоанн Златоуст. Указ. Соч. Т.1. Ч.2. С.425). По словам того же отца, «священник должен иметь душу чище самых лучей солнечных, чтобы никогда не оставлял его без Себя Дух Святой» (там же, с.468).

Чистота священника должна сиять сама и освещать своими лучами христиан. Священнослужитель должен очищаться от страстей, «особенно же от блуда и злопамятства, о коих даже легких помышлений иметь не следует» (Добр. Т.3. С.381).

Все это достигается молитвой Иисусовой. За Иисусовой молитвой также закреплено название «умно-сердечного делания», «делания сердца», «умной молитвы», «тайной молитвы», «священной молитвы», «сердечной молитвы», «затвора ума и сердца», «трезвения», «хранения ума».

В зависимости от степени действия слова, ума, сердца и Духа Божиего (на богомольца), а, можно сказать, что в зависимости от того, с какой стороны мы рассматриваем эту молитву, она обозначается тем или иным наименованием. Вообще различают несколько видов молитвы:
— словесная (произносится вслух),
— умная деятельная (называется умной потому, что читается мысленно, а деятельной – потому, что, до времени всецелой преданности в волю Божью, совершается человеком намеренно, а не самодвижно Духом Святым),
— умно — сердечная деятельная (вместе с умом молится и сердце).

Следующие два вида молитвы обретаются молящимся по очищении сердца от страстей и греха:
— умно — сердечная самодвижная (непрекращающаяся молитва, движимая Святым Духом),
— умно — сердечная чистая, или непарительная (чистая от посторонних помыслов).

По соединении души с Иисусом Христом в «один дух» (1Кор.6,17) обретается высшая степень молитвы: молитва зрительная (соединившись с Господом, подвижник зрит великие тайны Божии).

Вот почему многие священники не умеют и не могут лечить людские страсти, не зная методов, которые им следует применять. Они не имеют представления о том, что такое сердце и ум, каким образом ум может быть пленен, а сердце умерщвлено. Зачастую они считают, что учения об этом имеют отношение только к монахам. Таким образом, они разделяют Христово и отеческое учение на монашеское и мирское. Однако такого разделения не существует в учении нашей Православной Церкви.

Святитель Иоанн Златоуст говорит, что само священство осудит нас, если мы не будем исполнять свое служение как должно: «Так само священство осудит нас, распоряжающихся им неправильно» (Свт. Иоанн Златоуст. Указ. соч. Т.1. Ч.2. С.430).

Согласно преподобному Феогносту, неисправимый священник, который не воздерживается добровольно от священнодействия, впадает «в руки Бога Живого, Который не пощадит тебя человеколюбиво» (Добр. Т.3. С.392). Он приводит сведения о том, что «многие из недостойно священнодействующих восхищены быв отселе внезапною смертию, пересланы прямо в тамошние мучилища» (там же, с.382).

В священнослужителе должна пребывать благодать Божия, и ему надлежит не просто совершать таинства, но и освящаться ими, чтобы его личность, освящаясь, сообщала святость и другим людям. Это высочайший труд, и потому Иоанн Златоуст выражает такое мнение: «Я думаю, что среди священников не много спасающихся, но гораздо более погибающих. Причина же в том, что дело это требует величия души» (PG. T.60. Col.39).

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Как имеющий многолетнюю личную молитвенную практику Иисусовой молитвы, рекомендую всем христианам учиться этому деланию. Причина проста — это действенный путь покаяния.

Молитва Иисусова приближает верующего к Богу, а примирение с Богом порождает любовь к ближнему. Молитва соединяет душу с женихом ее — Господом и становится беседой между Господом и душой.

Аминь! (автор: Виктор Шипилов)

Автор публикации

не в сети 23 часа

Виктор Шипилов

Комментарии: 0Публикации: 366Регистрация: 30-12-2019