Сергей умирал в адских муках, часы земной жизни были сочтены. Коронавирус пожирал изнутри, дышать становилось невмоготу. Три недели назад он был совершенно здоровым, самоуверенным молодым человеком, которому исполнилось 25 лет. Родился в обеспеченной семье, с малых лет ни в чем не нуждался, родители задаривали дорогими подарками, главное, чтобы было круче чем у остальных. По несколько раз в год поездка за границу, родители ни в чем себе не отказывали, так сказать, жизнь у них удалась.

Когда подрос, стал завсегдатаем всевозможных тусовок, ездил по дорогим курортам. По окончании 11 классов, предки устроили в престижный университет, после чего отправили в круизное путешествие – посмотреть мир, потолкаться среди себе подобных. Поездкой остался доволен, богатых отпрысков разного калибра с преизбытком, компашка образовалась дружная.  За время путешествия, каждое утро в своей каюте, обнаруживал лиц женского пола разных национальностей, иной раз и по несколько.

В образовательном процессе есть такая негласная вещь как «автомат» — это когда студент получает оценку по дисциплине, не сдавая экзамен или зачет. Автомат выставляет преподаватель исключительно на своё усмотрение лицам, которые проявили недюжинное упорство и достигли таких же успехов в ходе освоения дисциплины. Разумеется, бывает и так, что автоматы выставляются, допустим, если платишь за них.

Родители Сергея умели договариваться, учеба пролетела в удовольствие – времени с преизбытком хватало на тусовки, девочек, курорты, на все, кроме учебы. Работа не для него — не царское дело. Упросил предков поколесить по миру пока молодой, не обремененный семьей – когда еще будет такое время? Родители согласились.  Незабываемое время.

Домой приехал счастливый и довольный. Через несколько дней затемпературил. Конец июля, лето на дворе – не до болезни. Так прошла неделя. Через несколько дней отпустило, остались последствия в виде утомляемости, заложенности носа и кашля.

Неделю спустя, вечером, резко обнаружился кашель, появилось чувство нехватки воздуха — стал задыхаться. Обезболивающие сняли симптомы, с друзьями тусовались до утра в закрытом кабаке. Под утро появилась одышка, одновременно скаканула температура под 40.

Вызванная скорая, обнаружила низкую сатурацию, высокую температуру, частота дыхания 30 раз в минуту, синие губы и непрекращающийся кашель. Из-за недостатка кислорода кончик носа оказался синий, как и пальцы, все тело стало покрываться непонятной синевой. Скорая помощь, минуя стационар, примчала прямо в реанимацию. Срочно подключили к кислороду, перевели на ИВЛ.

С каждым часом Сергею становилось хуже, дышать нечем, он медленно умирал, потеряв сознание. В этот момент перед ним, как наяву, предстали образы давно умерших сродников, прежних знакомых и незнакомых. Они являлись в самых чудовищных, устрашающих образах и стали истязать Сергея.

Измученный кошмарами, он пытался искать защиту, однако кроме этих чудовищ, вокруг никого. Эти странные ужасающие пришельцы, принимавшие вид умерших сродников, врывались в его сознание, глумились и мучили безостановочно. Сергей впал в ступор от страха, орал от неописуемого ужаса и страха, парализовавшего все тело.

В испуге отбивался от кого-то, махал руками и дико орал «уходите! уходите!», «боюсь, боюсь, боюсь вас, уходите». Это продолжалось много часов. Больные и медперсонал заглядывали в палату и цепенели от страха. Сергей отбивался от невидимых существ, орал, умолял, чтобы они ушли, оставив его в покое — те не уходили. Пытался материть их, мат только привлекал к нему невидимых истязателей, ибо после сплошной череды мата, Сергей начинал визжать от испуга и страха.

Срочная экстренная медицинская помощь не помогла, на их глазах происходило что то ужасное, не поддающееся логическому осмыслению – за душой умирающего молодого человека пришли самые настоящие бесы, начавшие мучать его еще при жизни.

Св. Иоанн Златоуст в «Беседах на Евангелиста Матфея» образно описывает, что случается с обыкновенными грешниками во время смерти: «Посему много услышишь рассказов об ужасах при последнем конце и страшных явлениях, которых самый вид нестерпим для умирающих, так что лежащие на одре с великою силою сотрясают оный и страшно взирают на предстоящих, тогда как душа силится удержаться в теле и не хочет разлучаться с ним, ужасаясь видения приближающихся Ангелов. Ибо если мы, смотря на страшных людей, трепещем, то какое будет наше мучение, как увидим приближающихся эфиопов грозных и неумолимые силы, когда они душу нашу повлекут и будут отторгать от тела, когда много будет она рыдать, но вотще и без пользы» (Беседа 53, т.3, стр. 414 — 415).

Православные жития святых полны рассказов о подобных бесовских зрелищах в момент смерти, цель которых обычно запугать умирающего и заставить отчаяться в собственном спасении. Например, св. Григорий в своих «Собеседованиях» рассказывает об одном богаче, бывшем рабом многих страстей: «Незадолго до смерти увидел стоящих перед ним гнусных духов, свирепо грозящих унести его в глубины ада… Вся семья собралась вокруг него, плача и стеная. Хотя они и не могли, по словам самого больного, по бледности его лица и по дрожанию его тела понять, что там были злые духи. В смертельном страхе перед этими ужасными видениями он метался на постели из стороны в сторону… И теперь почти обессиленный и отчаявшийся в каком-либо облегчении, он кричал:

«Дайте мне время до утра! Потерпите хоть до утра!» И на этом его жизнь прервалась» (IV, 40). Св. Григорий рассказывает и о других подобных случаях, также и Беда в своей «Истории Английской Церкви и народа» (кн. V, гл 13, 15). Даже в Америке XIX века подобные случаи не были редкостью; недавно опубликованная антология содержит истории, имевшие место в прошлом веке, которые носят заголовки вроде: «Я в огне, вытащите меня!», «О, спасите меня, они меня утаскивают!», «Я иду в ад!»  и «Дьявол идет, чтобы утащить мою душу в ад».

Не приходя в сознание, Сергей умер. На его молодом лице навеки застыла гримаса дикого ужаса, рот так и остался искривлён, с губ стекала пена. Медицинский персонал стоял рядом в оцепенении молча, осмысливая происшедшее. У каждого в мыслях всплыл отчетливо рассказ блаженной Феодоры:

«Чадо Григорие, видела я лица, которых никогда не видела, и слышала слова, которых никогда не слыхала. Что я могу сказать тебе? Страшное и ужасное пришлось видеть и слышать за мои дела. Как передать тебе, чадо, ту муку телесную, тот страх и смятение, которое приходится испытывать умирающим! Как огонь сжигает брошенного в него и обращает в пепел, так мука смертная в последний час разрушает человека. Поистине, страшна смерть подобных мне грешников! Итак, когда настал час разлучения души моей от тела, я увидела вокруг моей постели множество эфиопов, черных как сажа или смола, с горящими как уголья глазами. Они подняли шум и крик: одни ревели как скоты и звери, другие лаяли как собаки, иные выли как волки, а иные хрюкали как свиньи. Все они, смотря на меня неистовствовали, грозились, скрежетали зубами, как будто желая меня съесть; они готовили хартии, в которых были записаны все мои дурные дела. Тогда бедная душа моя пришла в трепет; муки смертной как будто не существовало для меня: грозное видение страшных эфиопов было для меня другою, более страшной смертью. Я отворачивала глаза, чтобы не видеть их ужасных лиц, но они были везде и отовсюду неслись их голоса».

Аминь! (автор: Виктор Шипилов)

 

 

 

Автор публикации

не в сети 24 часа

Виктор Шипилов

Комментарии: 0Публикации: 366Регистрация: 30-12-2019

Добавить комментарий