Смерть отнимает у человека его земные надежды, сводит на нет любые его достижения, смыслы превращает в бессмыслие.

Закон смерти — общий для всего человечества. Смерть неизбежна всем и каждому. Слово Божие о всеобщности смертного закона свидетельствует: «Кто есть человек, иже поживет и не узрит смерти?» (Пс. 88, 49). «Лежит человеком единою умрети» (Евр. 9, 27). «О Адаме вси умирают» (1 Кор. 15, 22).

В Священном Писании многократно повторяется, что Бог не сотворил смерть, она вошла в мир через грех Адама. Я бы хотел привести лишь два библейских отрывка. Из Послания к Римлянам апостола Павла: «Одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть, так и смерть перешла во всех человеков…. однако же смерть царствовала от Адама до Моисея» (Рим.5,12,14). 

Свт. Димитрий Ростовский учит: «Не бойся смерти, но готовься к ней, проводя святую жизнь. Если будешь готов к смерти – перестанешь бояться ее. Если возлюбишь всем сердцем Господа – сам пожелаешь смерти».

 Жизнь и смерть дарованы нам от Господа, как Он призывает нас в этот мир, также Он призывает обратно. Но смерть человеческая во многом для нас является тайной, сокрытой от нашего понимания до времени собственной кончины. Однако православные не должны бояться смерти по слову апостола Павла: «Ибо для меня жизнь – Христос, и смерть – приобретение» (Флп. 1:21).

«Не бойтесь убивающих тело, — говорит Христос, — а бойтесь более того, кто и душу, и тело может погубить в геенне». Христианам надо иметь правильное отношение к смерти, т.к. многим нерадивым и страстным придется тяжело при разлучении души и тела, при этом некоторые из нас живут так, как будто не собираются помирать. Нет такого дома, который никогда бы не посетила смерть, а вместе со смертью и печаль. При этом каждый на личном опыте прочувствовал, что смерть близких и знакомых людей сопровождается печалью о них и плачем.

Говоря о предсмертных состояниях, надо учитывать то, что имеется много факторов, относящихся к смерти. Так известно, что есть смерть естественная (от старости и болезни) — и тогда она ожидаема и для окружающих, и для самого умирающего. А есть смерть внезапная, происходящая или от несчастных случаев: пожары, убийства, катастрофы и т.д., или от внезапной болезни, которая тут же приводит к смерти (например, болезни сердца или инсульт). Как правило, при неожиданной смерти человек не испытывает осознанного предсмертного состояния. Он понимает, что умер, только тогда, когда его душа разлучилась с телом.

Некоторые люди умирают в сознании, другие — в бессознательном состоянии (например, при потере сознания или во сне). Одни люди ждут и желают смерти, другие относятся к ней спокойно, третьи боятся смерти и не хотят умирать. Одни верят в Бога и в бессмертие души, а другие – не верят или сомневаются.

Есть одно очень важное обстоятельство: перед смертью человек может оставаться в естественном состоянии (что и бывает в большинстве случаев), а может быть в сверхъестественном. Эти состояния (например, видения духов, или сильные чувства, или возвращение к жизни после разлучения души и тела) никак не зависят от воли человека, а являются таинственными действиями Божиими.

Общеизвестный факт, человек состоит из души и тела. У верующего в Бога, есть знание и вера, что при смерти происходит разлучение души и тела, неверующий отвергает это.

Феофан Затворник (Собрание писем, п.1221): «Душа не от тела имеет бытие, а получает его вместе с телом, — и для того, чтобы жить с телом. А смерть придет разлучить их».

Иннокентий Херсонский: «Что мы называем смертью? Разлучение души с телом, следствием коего бывает то, что душа отходит в другой мир, а тело разрешается на части и обращается в персть».

Смерть в церковном Предании называется таинством. Это действительно таинство, не в смысле тех церковных таинств, посредством которых мы приобщаемся благодати Божией, а с той точки зрения, что в час смерти и после него происходят таинственные вещи, которые в настоящий момент ум человека постигнуть не в состоянии. Между телом и душою существует тесная связь. Это единство возникло при сотворении человека, сразу при его зачатии во чреве матери, и продолжается оно до самого часа смерти. Душа не жила прежде творения тела, поэтому и не желает жить без него. Исход души из тела происходит насильственным образом. Это и является таинством смерти.

Игнатий Брянчанинов (Слово о смерти): «Смертью болезненно рассекается и раздирается человек на две части, его составляющие, и по смерти уже нет человека: отдельно существует душа его, и отдельно существует тело его».

Святые отцы говорят, что святые и истинные христиане не ощущают мучений при разлучении души и тела и их не охватывают печальные отчаянные чувства.

Ефрем Сирин: «Добрые в день отшествия не чувствуют ни страха, ни болезни».

Феофан Затворник (Собрание писем, п.1221): «Разлучение души с телом есть наказание, и оно должно быть чувствительно. Святые, по причине тесного общения с Господом или мало, или совсем не ощущают сего неудобства (разлучение души с телом».

Василий Великий говорит«Смерть праведных не зла по природе, но добра; ибо умершие для греха, умирают благою и спасительною смертью»».

 «СМЕРТЬ ГРЕШНИКОВ ЛЮТА»

Час смерти страшен для любого человека. Страх, который одолевает человека перед смертью, заключается в том, что начинается для него новая жизнь. Страх смерти заключается не только в том, что мы покидаем мир, с которым связаны столькими узами, но и в том, что начинаются таинственные события, которые ранее мы не могли воспринять. В это критическое время перед человеком предстает вся его жизнь наподобие кинематографической ленты.

Грешники, не очистившиеся за время своей жизни, напротив, видят демонические видения. В притче о безумном богаче Христос научает нас, что души нераскаянных грешников забирают демоны: «Безумный! в сию ночь душу твою возьмут у тебя» (Лк. 12, 20), – заберут демоны.

Преподобный Макарий Египетский учит, что если грешник в час смерти остается нераскаянным, «то приходят сонмы демонов, Ангелы с левой стороны и силы тьмы, забирают душу и держат ее в своем месте».

Афанасий Великий (Толкование на Псалом 33, 22): ««Смерть грешников люта» разумеет смерть душевную, за которою последуют огнь вечный, тьма кромешная, червь неусыпающий, плач и скрежет зубов; ибо грешных ожидают геенна и тьма».

Ефрем Сирин: «Не одинаковы роды геенских мучений: одних ввергают в преисподнюю, других отводят во тьму. Иные остаются вне врат; другие осуждаются собственной своей совестью; одни ввергаются в узы, другие горят в пламени. У одних связаны руки, другие скованы по ногам; одних пожирает червь, другие гибнут в глубине бездны; иных не приемлет Отец, других не исповедует Сын».

Ефрем Сирин (Слово на второе Пришествие Господа нашего Иисуса Христа): «Все ли же пойдут в одну муку или мучения различны? – Разные есть роды мучений, как слышали мы в Евангелии. Есть «тьма внешняя» (Мф.8:12), а из этого видно, что есть и другая тьма – глубочайшая; «геенна огненная» (Мф.5:22) – иное место мучения; «скрежет зубом» (Мф.13:42) – также особое место; «где червь их не умирает» (Мк.9:48) – в другом месте; «озеро огненное» (Апок.19:20) – опять иное место; «тар­тар» – также свое место; «огнь неугасающий» (Мк.9:43) – особая стра­на; «преисподняя» (Флп.2:10) и «пагуба» (Мф.7:13) – на своих местах; «преисподние места земли» (Еф.4:9) – вновь другое место; ад, где пре­бывают грешники, и дно адово – самое мучительное место. На эти-то мучения распределены будут несчастные, каждый по мере грехов своих, или более тяжких, или более сносных, по написанному: «Беззаконного уловляют собственные беззакония его» (Притч.5:22). То же значит и сказанное: «бит будет много …и бит будет мало» (Лк.12:47-48). Как есть различия наказаний здесь, так и в будущем веке».

Игнатий Брянчанинов: «Смерть грешников люта»: приходит к ним в то время, как они совсем не ожидают ее; приходит к ним, а они еще не сделали никакого приготовления ни к ней, ни к вечности, даже не стяжали никакого ясного понятия ни о том, ни о другом предмете. И восхищает смерть неготовых грешников с лица земли, на которой они лишь прогневляли Бога, передает их навечно в темницы ада».

Все святые отцы утверждают, что главное не от чего человек умер, а имел ли он христианскую веру и вел ли жизнь по Заповедям Божиим и только поэтому можно судить о том, какой был человек.

Вонифатий из Феофании (вопрос 53): «Вопрос странника: Какую смерть можно считать худою? Ответ старца Вонифатия: Не должно почитать ту смерть худою, которой предшествовала добрая жизнь».

Кирилл Александрийский (Об исходе души и страшном Суде): «При исходе души нас окружат с одной стороны воинства и силы небесные, с другой — начальники тьмы, силы вражеские, содержащие в своей власти мир лукавый, начальники мытарств, воздушные истязатели и надзиратели над нашими делами, с ними и исконный человекоубийца диавол, сильный в злобе своей».

Повесть о Таксиоте воине (Жития святых Дмитрия Ростовского, 28 марта): ««Когда я умирал, увидел некоторых эфиопов, стоящих пред мною; вид их был очень страшен, и душа моя смутилась. Потом увидел я двух юношей очень красивых; душа моя устремилась к ним, и тотчас, как бы возлетая от земли, мы стали подниматься к небу…».

Евфимий Зигабен (Толковая Псалтырь, пс.115, 6): «…пре­данные Богу, при смерти своей, получают от Него честь: их провождают и встречают свя­тые ангелы».

Макарий Египетский (Духовные беседы, беседа 22): «Когда душа человеческая выйдет из тела, тогда совершается при сем великое некое таинство. …При святых рабах Божиих еще ныне пребывают Ангелы, и святые духи их окружают и охраняют. И когда отходят от тела, тогда лики Ангелов приемлют души их в собственную свою область, в чистый век, и таким образом, приводят их ко Господу».

Иоанн Лествичник (Лествица, сл. 3): «…друзей приобретай в небесных силах, которые во время исхода души могут быть полезными для тебя, если будут твоими друзьями».

Феофан Затворник: «Когда умирала Божия Матерь, Господь приходил с Ангелами взять к Себе душу Ее. Такой же чести сподоблялись и многие из святых мужей и жен, как пишется в житиях их».

Перед смертью нераскаянные грешники могут видеть бесов, а после смерти они увидят их обязательно.

Евагрий Понтийский (Умозрительные главы, 12): «Немилосердных после смерти примут немилосердные бесы, а наиболее немилосердных — бесы еще более бесчеловечные».

Макарий Египетский (Духовные беседы, бес.22): «… если повинна она (душа) во грехах, то приходят толпы демонов, и недобрые ангелы и темные силы забирают душу ту в собственную свою область. И никто не должен удивляться сему; потому что, если душа в сей жизни, находясь в веке сем, им подчинялась и повиновалась, и была их рабою, то тем паче удерживается ими и в их остается власти, когда отходит из мира».

Макарий Египетский (Собрание рукописей типа 3, поуч.25): «…душу, в которой действует сила страстной тьмы и лукавство злых духов …при выходе ее из тела принимают духи заблуждения и злорадный князь, мироправитель тьмы, забирает и удерживает ее при себе как свою собственность и рабу, творившую волю его и с ним во плоти до конца жившую».

Жития Андрея юродивого (Жития святых Дмитрия Ростовского, 2 октября): «Ходя по городу, святой Андрей встретил однажды некоего вельможу и, провидя его жизнь, плюнул на него, говоря: «Лукавый блудник, хулитель Церкви, ты притворяешься, что идешь в храм: ты говоришь: «к заутрени иду», а сам идешь к сатане для скверных дел. О, беззаконник, встающий в полночь и прогневляющий Бога! Уже наступило время восприять тебе по делам твоим! или ты думаешь, что скроешься от страшного, всевидящего и всеиспытующего ока Божия?» Услыхав сие, вельможа ударил коня и уехал, дабы не быть посрамленным еще более. По прошествии нескольких дней, он тяжко заболел и стал сохнуть. Приближенные переносили его из одной церкви в другую и от одного врача к другому; но сие не приносило ему никакой пользы. Вскоре сей отверженный человек отошел на вечное мучение. В одну ночь святой увидал около дома того вельможи пришедшего с запада ангела Господня. Ангел имел вид огненного пламени и держал большую пламенную палицу. Когда ангел подошел к больному, то услыхал голос свыше: «Бей сего хулителя, отвратительного содомлянина, и, нанося ему удары, говори: «Желаешь ли ты еще творить грехи и осквернять различных людей? Будешь ли ты ходить для диавольского беззакония, притворяясь, что идешь к заутрени?» Ангел стал исполнять повеленное ему. При сем голос ангела и удары его были слышны, сам же ангел не был виден. В таких мучениях человек тот испустил дух».

Житие Андрея юродивого (Жития святых Дмитрия Ростовского, 2 октября): «Однажды, ходя по городу, святой Андрей увидал, что навстречу ему несут покойника. Умерший был очень богатый человек и за его гробом шло великое множество народа со свечами и кадильницами. Церковнослужители пели обычные погребальные песнопения, а родные и близкие покойника плакали и рыдали. Видя своими прозорливыми очами, что делалось с тем мертвецом, святой остановился и стал смотреть. И вот, впав на долгое время в совершенное бесчувствие, он увидел духовными очами множество эфиопов, шедших за гробом и громко кричавших: «Горе ему, горе ему!». Одни из них держали в руках мешки, из которых рассыпали пепел на людей, окружавших мертвеца. Другие же бесы плясали и бесстыдно смеялись как бесстыдные блудницы, третьи лаяли как собаки, а иные еще хрюкали как свиньи. Мертвец был для них предметом радости и веселья. Некоторые из бесов, окружая мертвеца, кропили его смрадною водою, иные летали по воздуху около одра, на котором лежал мертвец. От трупа же умершего грешника исходил удушливый смрад. Идя следом за мертвым, бесы рукоплескали и производили ужасный топот ногами, ругаясь над поющими и говоря: «Пусть Бог не даст никому из вас видеть свет, жалкие христиане, ибо вы воспеваете над псом: «Со святыми упокой душу его», и при этом вы называете его, причастного всяческому злу, рабом Божиим». Взглянув вторично, Андрей увидел, что один из бесовских князей, с пламенным взором, шел ко гробу того отверженного со смолой и серой, чтобы сжечь его тело. Когда же совершился обряд погребения, святой Андрей увидал ангела, шедшего во образе прекрасного юноши и плакавшего горькими слезами. Проходя мимо, ангел приблизился к святому Андрею. Последний, подумав, что сей юноша – один из близких умершего и потому так плачет, подошел к нему и сказал: «Прошу тебя именем Бога небеси и земли: скажи, что за причина твоего плача. Ибо никогда и никого не видал я столь горько плачущим об умершем, как ты». Ангел отвечал: «Вот почему я проливаю слезы: я был приставлен для охранения к покойному, коего ты видел, когда его несли в могилу. Но его взял к себе диавол. – Это и есть причина моего плача и печали». На сие святой сказал ему: «Я теперь понял, кто ты; молю тебя, святой ангел, расскажи мне, что за грехи были у покойного, из-за коих захватил его в свои руки диавол?» «Андрей, избранник Божий! – отвечал ангел. – Так как ты желаешь узнать о сем, то я расскажу тебе, ничего не скрывая. Я вижу красоту святой души твоей, светящуюся наподобие чистого золота; увидев тебя, я несколько утешился в моей скорби. Сей человек был в великом почете у царя. Но он был страшный грешник и вел преступную жизнь. Он был и блудником, и прелюбодеем, зараженным содомским грехом, льстецом, немилосердным, сребролюбцем, лжецом и человеконенавистником, злопамятным, мздоимцем и клятвопреступником. Свою бедную челядь он морил голодом, побоями и наготою, оставляя ее в зимнее время без обуви и одежды. Многих рабов он даже убил и закопал их под полом конюшен. Одержимый ненавистною Богу похотью, он осквернил до трех сот душ мерзкими и отвратительными грехами блудодеяния. Но и для него пришло время жатвы и застала его смерть не покаявшимся и имеющим несказанные грехи душу его взяли бесы, а отвратительное тело его – ты и сам видел – злые духи провожали с поруганием. Вот почему, святая душа, тужу я; одержимый глубокою скорбью, я плачу, потому что охраняемый мною ныне стал посмешищем демонов». На сии слова ангела Божия святой сказал: «Умоляю тебя друг, – прекрати сей плач: умерший поступал дурно, посему скончался без покаяния; пусть же он насыщается плодами дел своих. ты же, пламеннообразный, исполненный всяческих добродетелей, слуга Вседержителя Господа Саваофа, отныне во веки будешь под благодатью Бога Твоего».

Игнатий Брянчанинов (Слово о смерти): «В некотором женском монастыре жила при игумении ее племянница, прекрасная собою, по наружности, и неукоризненного поведения. Все сестры любовались и назидались ее ангеловидностию и необыкновенною скромностью. Она скончалась. Ее похоронили торжественно, в твердой уверенности, что чистая душа ее воспарила в райские обители. Огорченная разлукою с нею, игумения предавалась непрестанной молитве, усиливая эту молитву постом и бдением, и просила Господа, чтоб Он открыл ей, какой небесной славы удостоилась ее племянница в лике блаженствующих девственниц? Однажды, когда игуменья, в келейной тишине ночи, стояла на молитве, – внезапно расступилась земля под ее ногами и клокочущая огненная лава потекла пред взорами молившейся. Вне себя от испуга, она взглянула в открывшуюся пред нею пропасть – и видит среди адского пламени свою племянницу. «Боже мой! – отчаянно воскликнула она. – Тебя ли вижу я?» – «Да», – со страшным стоном произнесла погибшая. – «За что ж это? – с горестью и участием спросила старица. – Я надеялась видеть тебя в райской славе, в ликах ангельских, среди непорочных агниц Христовых, а ты… За что это?» – «Горе мне окаянной! – простонала мучившаяся. – Я сама виною вечной моей смерти в этом пламени, непрестанно пожирающем, но не уничтожающем меня. Ты хотела видеть меня – и Бог открыл тебе тайну моего положения». – «За что ж это?» – снова сквозь слезы спросила игумения. – «За то, – отвечала мучившаяся, – что я в виду вашем казалась девственницею, непорочным ангелом, а на самом деле была не то. Я не осквернила себя плотским грехом, но мои мысли, мои тайные желания и преступные мечты свели меня в геенну. При непорочности моего девического тела, я не умела сохранить в непорочности мою душу, мои мысли и движения сердечные, и за это я предана муке. По неосторожности моей я питала в себе чувство сердечной привязанности к одному юноше, услаждалась в моих мыслях и мечтах представлением его прекрасного вида и соединением с ним, и, понимая, что это грех, совестилась открыться в нем духовнику при исповеди. Следствием порочного услаждения нечистыми мыслями и мечтаниями было то, что по кончине моей святые Ангелы возгнушались мною и оставили меня в руках демонов. И вот теперь я горю в геенском пламени, вечно буду гореть и никогда, никогда не сгорю, нет конца мучению для отверженных небом!» Сказав это, несчастная застонала – застонала, заскрежетала зубами и, подхваченная пылающею лавою, скрылась со всем видением от взоров игумении».

Феодор Студит (Доброт., т.4, гл.290): «Демоны выступают нашими обличителями и осудителями. И бывает это так, что какие помыслы любезно принимаем мы и в дело приводим, те узрим и во время исхода: если «всегда видел я пред собою Господа» (Пс.15, 8), если представляем, яко близ суща, — хранителя жизни нашей, Ангела; если воображаем таких и таких святых, то их и увидим при последнем издыхании; если же напротив рисуем в себе греховные образы и бесовидные помыслы сокровиществуем, то их и встретим тогда, что жалостно и пагубно».

Игнатий Брянчанинов (Слово о смерти): «Лишены надежды спасения и те православные христиане, которые стяжали греховные страсти и посредством их вступили в общение с сатаною, расторгнув общение с Богом. Страсти суть греховные навыки души, обратившиеся от долгого времени и частого упражнения в грехе как бы в природные качества. Таковы: чревообъядение, пьянство, сладострастие, рассеянная жизнь, сопряженная с забвением Бога, памятозлобие, жестокость, сребролюбие, скупость, уныние, леность, лицемерие, лживость, воровство, тщеславие, гордость и тому подобное. Каждая из этих страстей, обратившись в характер человека и как бы в правило его жизни, соделывает его неспособным к духовному наслаждению на земле и на небе, хотя б человек и не впадал в смертный грех».

Феодор Студит (Огласительные поучения, п. 21): «…поведаю я вам небольшой рассказ; хотя и о мирском лице, однако расскажу для пользы. Говорят, что когда стал умирать знаменитый оный Ставракий, то при самом последнем издыхании сильно томился, трепетал, скрежетал зубами и весьма страшно вопил, говоря: «помогите, помилуйте меня! Господи помилуй! О сколько людей выходит из моря, черные, безобразные, точно бесы, и идут ко мне». А лежал он на берегу моря. Многие там же были, но ничего не видали; а он видел и понимал — он, который судил многих».

А теперь приведем примеры тихой, но блаженной смерти святых.

Житие Григория Паламы: «14 ноября, святой Григорий отошел ко Господу в Его вечные райские обители. Когда он умирал, окружавшие его видели, что уста его еще что-то шепчут, но, как ни старались вслушаться в его слова, могли только разобрать: «В горняя, в горняя!» С этими словами святая душа его тихо и мирно отделилась от тела в горняя. Когда блаженная душа его (Григория Паламы) разлучилась с телом, лицо его просветлело, и вся та комната, где он почил, озарилась светом, чему свидетелем был весь город, стекавшийся к святительским мощам для последнего целования. Так благоволил Бог этим чудом прославить Своего верного угодника, который и при жизни своей был светлым жилищем благодати и сыном божественного света».

Платон Митр. Москов. (т.3, Слово в день Сретения Господня): «О, блаженная кончина, когда кто к ней приближается в спокойствии духа, с миром. (Например) добрый судия, который трепетал за одно воспоминание неправды, и который своим утешением поставлял доставить справедливости удовольствие, отходит от света сего с миром. Трудолюбивый земледелец, который в поте лица своего снискивает себе и дому своему пропитание, удаляясь от лености, пьянства и обмана, отходит от света сего с миром. Честный купец и художник, который прибытком своим то только почитает, что не нарушает честности, страшась что-нибудь приобретать ложью, неправдою, и обидою другого, отходит от света сего с миром. Мужественный воин, который служил Богу и Государю верою и правдою, принося кровь свою в жертву отечеству своему, отходит от света сего с миром. Благословенные супружники муж и жена, которые хранят взаимную между собою верность и любовь, и воспитав чад во благонравии, промыслили им пристойные и полезные в обществе должности, отходят от света сего с миром. Ревностный пастырь, который хранит таинство веры в чистоте совести, и предшествует стаду своему примером добрых дел, отходит от света сего с миром. Монах, который данные пред Богом, и ангелы его обещания, чтоб препровождать жизнь свою в целомудрии, воздержании и послушании, сохраняет, всемерно убегая блудодеяния, пьянства, роптания, и праздности, отходит от света сего с миром. Все таковые отходят с миром: а когда отсюда с миром, то есть, в спокойствии духа, без смущения совести отходят, то предстанут они пред суд Божий во уповании: и океан вечной радости изольется в исполненных миром душах их».

Застывшие лица умерших праведников передают покой, чистоту и радость, которые были в их сердцах при жизни и с которыми они перешли в вечность.

Игнатий Брянчанинов (Аскетические опыты, ч.1, Размышление о смерти): «Видел ли кто тело праведника, оставленное душою? Нет от него зловония, не страшно приближение к нему; при погребении его печаль растворена какою-то непостижимою радостью. Черты лица, застывшие такими, какими они изобразились в минуты исшествия души, иногда почивают в глубочайшем спокойствии, а иногда светит в них радость усладительных встречи и целования — конечно с Ангелами и с ликами святых, которые посылаются с неба за душами праведников».

Христианское учение говорит о том, что после смерти у всех людей исчезает греховная пелена. Перед смертью христианина, если спадает греховная пелена, может быть страх и запоздалое сокрушение от осознания того, что все, что было для тебя дорого в этом мире, все это – ничто, все это – суета, не имеющая никакого значения для спасения души.

Феофан Затворник (Толкование на 2 Кор.11,15): «…в час смерти у всех открываются очи и призрачность, которою были они окутаны, исчезает».

Игнатий Брянчанинов (Аскетические опыты, 1, Последование Господу нашему…): «Наступает время старости, болезненности, а за ними час разлучения души с телом. Тогда узнается, но поздно, что служение прихотям и страстям — самообольщение, что жизнь для плоти и греха — жизнь без смысла».

Тихон Задонский (Письма келейные, п. 21): «Видишь, что прельщаются миром те, которые много ищут в мире; прель­щение же это они осознают, когда умирают, но уже поздно».

Ефрем Сирин (Разлучение души с телом) «В великой скорби и печали бывает душа, когда влекут ее туда и сюда, принуждая идти. Демоны хотят, чтобы с ними шла она в геенну; Ангелам желательно, чтобы с ними достигла она обители света».

Иоанн Златоуст (т.7, ч.2, беседа 53): «…много ходит и рассказов об ужасах при последнем конце и страшных явлениях, которых самый вид нестерпим для умирающих, так что лежащие на одре с великою силою потрясают его и страшно взирают на предстоящих, тогда как душа силится удержаться в теле и не хочет разлучиться с ним, ужасаясь видения приближающихся ангелов. Если мы, смотря на страшных людей, трепещем, то каково будет наше мучение, когда увидим приближающихся грозных ангелов и неумолимые силы, когда они душу нашу повлекут и будут отторгать от тела, когда много будет она рыдать, но вотще (тщетно) и без пользы?».

Амвросий Оптинский (Письма к монашествующим, п.391): «Пишешь, что в вашей обители несколько времени жила одна купеческая вдова, довольно задолжала бедным сестрам и бедным мирским людям, потом уехала на родину и там умерла страшною кончиною, высунувши язык, который и после не могли вправить. Ты спрашиваешь причину такой страшной кончины. Судьбы Божии для нас неисповедимы, да можно только сказать, что, во-первых, неблагонамеренно брать у бедных людей деньги без уплаты оных, принадлежит к грехам вопиющим на небо, как и мзда наемнича, по сказанному в псалмах: «заемлет грешный и не возвратит»; а во-вторых, должно быть, особа эта много грешила языком, от которого ни за горами, ни за морями не укроешься, и видно в этом не покаялась; в-третьих, такие страшные кончины бывают и для вразумления оставшихся живых, чтобы были осторожны и страшились нарушать заповедь Божию или, по крайней мере, позаботились приносить искреннее покаяние во грехах своих, чтобы смерть не постигла их неготовых».

Василий Кинешемский (Беседы на Евангелие от Марка, гл.5, 1-20): «Однажды меня пригласили причастить умирающую девочку. Когда я пришел, больная, девочка-подросток лет 12-13, находилась, по-видимому, уже в состоянии последней агонии. Трупные тени легли на лицо, в горле слышался слабый клекот, известный в народе под названием «колоколец», как это бывает у умирающих в последние минуты. Но вместе с ним в ней происходило что-то необыкновенное: из полуоткрытых губ то и дело вырывались ужасные бранные слова. Она ругала свою мать, находившуюся в комнате, ругала самой скверной, солдатской, площадной бранью. Это была жуткая картина. Девочка, почти ребенок, на пороге смерти — и эта отвратительная брань… Голос звучал резко, точно стукали по деревянной доске, слова вылетали с небольшими паузами, но методически, с какой-то злой настойчивостью. И в то же время по глазам было видно, что бедная девочка вряд ли понимала, что с ней делается… Было впечатление, как будто кто-то изнутри дергал пружинку, и слова выскакивали автоматически… Причастить больную оказалось невозможным: у нее уже не было глотательных рефлексов. Пришлось лишь окропить ее святой водой и прочитать заклинательные молитвы святителя Василия Великого и отходную. Понемногу она стала стихать».

Перед смертью безжалостный грешник чувствует великий страх и отчаяние

Ефрем Сирин (Надгробные песнопения. На кончину иерея): «…злые (в день отшествия) трепещут смерти, зная, что ожидает их Суд».

Феофан Затворник (Толкование на Пс.33, 22): «…Смерть грешников люта, потому что души их восхищают темные силы и низ­вергают в ад, чем погрешительными оказыва­ются надежды их.…Смерть грешников люта, потому что в час смерти с ужасом увидят они, что все потеряно и они погибли: нет никакой надежды попра­вить участь свою. То, на чем они опирались, рушится, другой же опоры никакой нет: Бог прогневан; совесть грызет, и истязатели под­ступают. Состояние по смерти еще лютее: там делом испытывается то, чего ожидание ужаса­ло в час смерти. Души грешных тотчас берутся темными силами и отводятся в места мрака и мучений предначинательных, в ожидании окон­чательного решения горькой участи своей на Страшном суде».

Иоанн Крестьянкин (Слово в Неделю 20-ю по Пятидесятнице): ««Смерть грешников люта», – говорит Писание (Пс.33,22). И как иллюстрация этой Божественной истины – смерть богоборца. Умирал вольнодумец, который посеял семена лжи на Бога во многих поколениях. Умирал Вольтер, остроумно и громко осмеивавший истины веры, не допустивший к себе священника для примирения с правосудием Божиим. В страшных духовных муках он молил о помощи и свидетельствовал ту самую истину, которую всю жизнь отвергал: «…Умоляю вас, спасите меня, сохраните мою жизнь хоть на несколько месяцев, если же нет, то знайте, что я схожу в ад, куда и вы последуете за мной». Но спасение было уже невозможно, потому что его знание об аде, о вечности стало уже его достоянием».

Лука Крымский (Евангельское злато, Бойтесь принять час смертный без покаяния): «Много примеров тому, какой лютой смертью умирают грешники. Но один случай, произошедший сорок лет тому назад, так врезался мне в память, что никак его не забуду. Я был земским врачом, и меня позвали на дом к известному во всей округе чрезвычайно злому мироеду. Когда я вошел к нему в дом, то был поражен смятением, царившим там: все сбились с ног, а на постели лежал толстый старик с багровым лицом, который, увидев меня, завопил: “Батюшка, доктор, спаси! Смерти до смерти боюсь”. О чем же ты думал прежде, когда последние копейки выжимал из братьев твоих? Смерть пришла, она уже здесь, и поздно кричать,– надо было жить так, чтобы ее не бояться».

Николай Сербский (Избранные письма, п.9): «…болезнь перед смертью очень важна. Она многим грешникам принесла вечное спасение. Тысячи людей узнали о Боге и о душе своей только в предсмертной болезни, а, осознав эти две важнейшие вещи, о которых не вспоминали всю свою жизнь, горько раскаялись, оплакали свою неразумную жизнь, причастились и, омытые своими слезами и очищенные Христовой Кровью, удостоились войти в светлые небесные врата. Следовательно, болезнь перед смертью приходит от милости Божией».

Иннокентий Херсонский (Слово в пяток недели 4-й Великого поста): «…сколько духовные отцы ни употребляют увещаний над умирающими грешниками, но что, большею частью, видят и слышат? Видят одну сухость сердца и отчаяние; слышат один вопль болезни, или даже ропот, нисколько не похожий на глас ка­ющегося разбойника».

Игнатий Брянчанинов (Слово о смерти): «Господь призывает человека к покаянию и спасению до последней минуты его жизни. В эту последнюю минуту еще отверсты двери милосердия Божия всякому, толкущему в них. Никто да не отчаивается! Доколе не закрыто поприще, действителен подвиг. Последние минуты человека могут искупить всю жизнь его».

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Наша земная жизнь – это приготовление к будущей жизни. Человекам положено однажды умереть, а потом суд (Евр. IX, 27). Тогда человек оставляет все свои земные попечения и заботы; тело распадается, его погребают в землю, чтобы вновь восстать при Всеобщем Воскресении.

Душа его продолжает жить, не прекращая своего существования ни на одно мгновение. Многими явлениями мертвых нам дано было знать частично, что случается с душой, когда она покидает тело. Когда прекращается видение телесными очами, начинается видение духовное.

Обращаясь в письме к своей умирающей сестре, епископ Феофан Затворник пишет: «Ведь ты не умрешь. Тело твое умрет, а ты перейдешь в другой мир, живая, себя помнящая и весь окружающий мир узнающая» («Душеполезное чтение», август 1894).

Св. Амвросий Медиоланский учит: «Поскольку душа продолжает жить после смерти, остается добро, которое не теряется со смертью, но возрастает. Душа не удерживается никакими препятствиями, ставимые смертью, но более деятельна, потому что действует в своей собственной сфере без всякой связи с телом, которое ей, скорее, бремя, чем польза» (св. Амвросий «Смерть как благо»).

Наиболее полно о вечной жизни говорит нам Святое Евангелие.

«Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин. 3, 16)… «Истинно, истинно говорю вам: верующий в Меня имеет жизнь вечную» (Ин. 6, 47).

Аминь! (автор: Виктор Шипилов)

 

Автор публикации

не в сети 23 часа

Виктор Шипилов

Комментарии: 0Публикации: 366Регистрация: 30-12-2019