ХЛЕБА И ЗРЕЛИЩ 

«Хлеба и зрелищ» (лат. „Panem et circenses“), крылатые слова римского сатирика Ювенала (1-2 вв.), выразившие суть политики римских государственных деятелей, стремившихся путём подкупа, денежными, продуктовыми раздачами и представлениями удерживать в повиновении деклассированный столичный плебс.

В древнем Риме люмпен развлекали боями гладиаторов. Рабы сражались на арене цирка между собой или с дикими зверями на потеху толпе. Дошедшие до нас сведения говорят о том, что то были зрелищные представления.

Древние греки устраивали спортивные состязания в честь своего бога Зевса. Эти спортивные празднества спустя тысячелетия стали прообразом современных Олимпийских игр.

В настоящее время власть предержащим намного проще удовлетворять низменные потребности толпы. Одного лишь телевидения предостаточно, чтобы удовлетворить любые примитивнейшие вкусы гегемона и этим отвлечь его от вопиющей несправедливости. А какие сверхъестественные умопомрачительные возможности предоставляет сегодня «мировая паутина». Толпе нужно дать минимум еды и максимум зрелищ, и будет вам стабильность. Тем более, что за зрелища народ готов платить любые деньги.

Почему мы переживаем и иногда даже плачем, когда страдают и умирают вымышленные персонажи фильмов и книг и, в то же время, можем спокойно, а порой и равнодушно воспринимать смерть и страдания людей и животных в реальном мире?

«Хлеба и зрелищ!» — требовали не особо взыскательные зрители древнеримского Колизея. Прошли сотни лет, но ничего так и не изменилось.

Уткнувшись в экраны, мы сопереживаем главному герою, не жалеющего преступников, добиваясь справедливости. Наш герой легко побеждает зло, дома он добропорядочный семьянин, любящий отец. Зритель с первой минуты фильма принимает сторону героя, переживает за него. Вывод здесь закономерен: каждый человек читает или смотрит выдуманные истории для себя. Это нужно ему самому. Посопереживать, поволноваться, поразмышлять, даже подрожать от страха — всё для его собственной пользы, потому что в выдуманных персонажах мы находим себя, а себя всегда жальче всех. Наш мозг не делает разницы между картинками на экране и реальными людьми, и малейшего эмоционального вовлечения достаточно для того, чтобы вызвать большую симпатию к герою.

Наши отношения с персонажами мозг считает такими же настоящими, как если бы всё это происходило на самом деле. На нейробиологическом уровне наши эмоции по отношению к ним воспринимаются мозгом как истина.Читая книгу, или просматривая фильм, мы разделяем устремления и разочарования героев, следим за их встречами с друзьями и врагами, пытаемся угадать скрытые мотивы и дальнейшее развитие событий — всё как в жизни. Тем самым мы испытываем в действии способность мозга учитывать психологию и намерения других людей, которую ученые называют «теорией разума».

 «НЕЗНАНИЕ ЗАКОНА НЕ ОСВОБОЖДАЕТ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ»

Шестой заповедью Господь Бог запрещает убийство, то есть отнятие жизни у других людей и у самого себя (самоубийство), каким бы то ни было образом. Убийство есть предельная противоположность любви. Любить — значит желать полноты всякого блага любимому и, прежде всего, полноты жизни, следовательно, и вечного бытия.

Побуждения и состояния души, противоположные любви, которые доводят до убийства — это ненависть, зависть, месть, корысть, своеволие, себялюбие и небрежение к ближнему. В книге пророка Иеремии Бог говорит: «И вот Я всплеснул руками Моими о корыстолюбии твоем, какое обнаруживается у тебя, и о кровопролитии, которое совершается среди тебя» (Иер. 22: 13).

Всякое совращение ближнего в грех, всякое влияние, искажающее его веру, всякое внушение, отделяющее человека от Бога, — есть убиение души ближнего. О таком духовном убийстве Спаситель сказал: «…А кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его в глубине морской» (Мф. 18: 6).

Саул говорил своему оруженосцу: «убий мя, яко объять мя тма лютая… И убих его: ведех бо, яко не будет жив» (2Цар.1:9 — 10). Ни просьба самого Саула о том, чтоб скорее ему умереть, ни сожаление к его страданиям вследствие ран, которые он получил на войне, ни уверенность в неминуемой его смерти, ничто не извиняло того воина, который окончательно прекратил его жизнь: «кровь твоя на главе твоей», было сказано этому воину – убийце. Да, и последнюю нить жизни человека властен прервать только Господь Бог.

РЕАЛЬНЫЕ ЖИЗНЕННЫЕ ИСТОРИИ

Будучи ребенком лет 12 (1972 год), оказался свидетелем разговора участников ВОВ, каждому из которых под 70 лет. Собралось их человек 10, накрыли поляну на берегу реки, выпили, закусили и ударились в воспоминания. Судя по рассказам — хлебнули все сполна. Некоторые ушли воевать в первый год войны, кто то с финской, кого то в конце войны призвали. Вскоре подошел кавалер трех орденов славы, бывший командир роты разведки, физорг школы.

Дед Николай вспоминал как отступали под натиском превосходящих сил врага. Шли колонной вперемежку с гражданскими, голодные, не спавшие и злые как собаки. Ужасное заключалось в том, что у большинства военнослужащих не хватало оружия — трехлинейка на пятерых. Колонна спускалась по затяжному спуску к пойме реки. Справа от дороги в сторону реки в километре начинался лес, простиравшийся за речку необъятными размерами скрываясь где то за горизонтом. Кто то закричал:
-Немцы
Появились мотоциклисты, за ними бронетехника. Побежали в сторону леса, спасение только там. Крики ужаса, детский плач, ржание лошадей, стоны раненых перемешалось. Люди падали, кто то кричал от боли, кто то от бессилия, остальные бежали из последних сил к лесу, чтобы там укрыться. Танки, развернули орудия в сторону бегущих и открыли огонь. Расстреливали в упор, до леса добежали единицы, поле все было покрыто трупами. Дед Николай сидел и плакал.

В момент разговора поделились сокровенным — страшными снами, преследующими их всю жизнь. Стоит закрыть глаза, убиенные предстают в кошмарных снах. Единственное средство выспаться — напиться, тогда проваливаешься в глубокий сон, к рассвету убиенные вновь предстают.

Родственник убил человека. Занимался самогоноварением — гнал и продавал. Что то не поделил с покупателем, завязалась драка, родственник схватил что под руку попалось и нанес оппоненту удар в грудь. Оказался топор, который легко вошел и вышел — покупатель, пройдя 500 метров, упал и умер. После этого родственника словно подменили, отразилось на глазах — стали стеклянными. Спать нормально не мог, засыпая, видел один и тот же сон — представал убиенный. Жизнь изменилась, душа вверглась в ад при жизни. Жизнь закончилась трагически еще в молодые годы.

Автор добрых, светлых, романтических произведений «Чука и Гека», «Тимура и его команды» Аркадий Гайдар испытывал муки совести, многократно пытался покончить с собой, пьянствовал запойно и проходил лечение в психиатрических клиниках. «Раньше был уверен, что всё это пустяки. Но, очевидно, что я болен. Иначе откуда эта легкая ранимость и часто безотчетная душевная тревога? Откуда у меня ощущение большой вины. Иногда она уходит, становится спокойно, радостно, а иногда незаметно подползает, и тогда горит у меня сердце»,- запись из дневника Аркадия Гайдара.

В августе 1918 года Голиков (Аркадий Гайдар) подаёт заявление в комитет партии коммунистов.и в декабре уходит в Красную армию, чтобы бороться «за светлое царство коммунизма». Мальчишка командовал ротой на петлюровском фронте, в 17 лет стал командиром отдельного полка по борьбе с бандитизмом. Сначала он кроваво подавил восстание тамбовских крестьян, а затем восемнадцатилетнего Голикова командировали в Хакасию. Вот об этом много написано. Подробно этот период жизни описал Владимир Солоухин в книге «Солёное озеро». Вот цитата из этого очерка: «Утром он из бани по одному выпускал и каждого стрелял в затылок. Всех шестнадцать человек перестрелял. Своей рукой. А то еще, собрал население целого аула, ну, то есть целой деревни… Семьдесят шесть человек там было. Старухи и дети, все подряд. Выстроил их в одну шеренгу, поставил перед ними пулемет. «Не скажете, всех перекошу». Не сказали. Сел за пулемет и… всех… А еще в Соленом озере, да в Божьем озере топил. В прорубь под лед запихивал… под лед сам лично пихал живых людей еще. Много, много, шибко много».

После этого Гайдар часто оказывался на больничной койке в психиатрических больницах. Из дневника А. Гайдара: «За свою жизнь был в лечебницах раз, вероятно, 8 или 10». Самые страшные строки Аркадий Гайдар написал в полубреду, во время очередной затяжной депрессии: «Снились люди, убитые мной..воспоминания об убийствах не давали покоя, сводили с ума. .»

У главного героя Родиона Раскольникова в «Преступлении и наказании» Достоевского Ф.М., в голову закралась мысль об убийстве старухи-процентщицы. Он подслушал разговор сестры Лизаветы Ивановны и узнал, что «старуха… ровно в семь часов вечера останется дома одна». Молодой человек совершает страшное преступление. После этого Раскольников чувствует себя слабым как физически, так и морально. Раскольников впадает в бредовое состояние, много спит, теряет аппетит, теряет ощущение времени. Душевные муки поглощают без остатка: «…сам дрожа всем телом…». «Ноги дрожали. «От страху», — пробормотал он. Голова кружилась и болела от жару…». Сразу после преступления Раскольников чувствует, что «казнь за убийство» приближается. Душевные муки становятся невыносимыми: «Что, неужели уж начинается, неужели это уж казнь? Поведение Раскольникова после преступления трудно назвать адекватным и нормальным.

ОЖИДАНИЕ ВОЗМЕЗДИЯ

«Возмездие ходит прихрамывая», это старинное выражение. У каждого без исключения человека в подсознании есть табу, запрет на совершение зла, программа, которая «закачана» в нас ещё при рождении. В возмездии самое страшное — это ожидание. И никто не знает, как совершивший зло просыпается в страхе, живет в тревоге, а каждое событие в своей жизни считает началом возмездия. Тот, кто совершил зло, наказан ожиданием расплаты.

Известно немало историй, когда души умерших насильственной смертью, не знают покоя, будоража сон живых. Они превращают жизнь убийц в ад на земле, лишая сна. Едва те смыкают глаза, как в их сон вторгается жертва, донимающая спящих укорами и своим убиенным видом. Ночные кошмары подчас делают жизнь убийц настолько невыносимыми, что они идут в милицию и добровольно заявляют о совершенном преступлении.

Мы во власти информационного потока, к сценам жестокости и насилия привыкшие. Виртуальная реальность для человека подменяется реальностью настоящей. И в то же время он предпочтет жить в той «реальности», где чувствует себя хозяином положения. Английский историк Элейн Шоуолтер в связи с ожидаемым неслыханным развитием технологий виртуальной реальности предполагает, что будущие поколения станут жертвами «новых параной, новых истерий, новых болезней, поражающих прежде всего воображение».

Аминь! (автор: Виктор Шипилов)

Автор публикации

не в сети 5 дней

Виктор Шипилов

Комментарии: 0Публикации: 367Регистрация: 30-12-2019

Добавить комментарий