Приближались долгожданные Новогодние праздники. На протяжении праздничной недели Сергей посвятит семье и домашним делам, мечтал он, возвращаясь домой с работы. Шел с чувством выполненного долга, с полученной зарплатой, в приподнятом настроении. На пешеходном перекрестке загорелся зеленый свет, пешеходы тронулись. Будучи опытным водителем, краем глаза заметил несущуюся на огромной скорости по сплошной полосе навороченную иномарку.

-Куда с такой скоростью, мелькнуло в мысли.

Стоя у светофора, обратил внимание — асфальт в некоторых местах поблескивал под фарами автомобилей.

Неожиданно из за спины выскочил мальчуган, побежал по пешеходной зебре, убегая от мамы. Сергей бросился за ним. Водитель иномарки заметил ребенка и начал резко тормозить – машину удержать тормозами невозможно — лед, мелькнуло у Сергея.

— Лишь бы успеть. Прыгнув вперед, из последних сил толкнул мальчугана вперед,  удар и темнота.

Очнулся на операционном столе от жуткой нестерпимой боли. Ему что то то ввели, боль, вместе с голосами медперсонала стала затихать, схлопнулось сознание — наступила темнота, Сергей потерял сознание. Вокруг суетился медперсонал, хирург громко произнес:

— Мы его теряем.

Тяжелое состояние больного – это основной фактор смертности. Операция может проводится по жизненным показаниям, это значит, что, если не сделать процедуру – человек умрет, но и сама операция не гарантирует 100% выживаемости. Тяжелые травмы, кровотечения и другие диагнозы всегда угрожают жизни больного человека и подобные заболевания невозможно вылечить консервативно.

У БОЛЬНОГО НАСТУПИЛА ВНЕЗАПНАЯ ОСТАНОВКА СЕРДЦА

Сергей начал возвращаться в сознание — на смену тьме ворвался свет, вернулось сознание. Сергей осознал, он находится под потолком над своим телом, над которым склонились врачи. Видение искореженного тела на операционном столе и невозможность дать о себе знать производит в освободившейся от тела душе сильнейший шок.

На смену оторопи и страха, нашло иное состояние – мир и покой. Он понял, что его душа отделилась от тела -по земному он умер, смерть констатировали и врачи. Когда то об этом читал в святоотеческой литературе, не поверил, посчитав фантастикой.

Прошло 30-40 минут от начала реанимации, сердечная деятельность за это время не восстановилась, зрачки оставались широкими, без реакции на свет, поэтому врач посчитал реанимационные мероприятия безуспешными, так как наступила гибель мозга, биологическая смерть.

В Сергее ничего не изменилось, его умственные, чувственные и волевые способности, как и зрение, стали еще острее. Мышление приобрело отчетливость и стало необычайно энергичным, память увеличилась и прояснилась до невероятных объемов.

Сергей не верил в Бога, считал все это мистикой, ничем не подтвержденной. Жена с мамой воцерковленные, каждое воскресенье на службы, соблюдали установленные церковью посты. Он смеялся над их темнотой, убеждал оставить это увлечение, доказывая, что в современный информационный век быть настолько дремучими и темными как то неприлично. А теперь Сергей стал очевидцем этого самого потустороннего мира, в котором оказался сам.

Нередко неверующие утверждают, что никто не знает, что нас ждёт после смерти. При этом не переносят темы, касаемо смерти. Они всячески препятствуют, стараясь как можно быстрее ее прекратить. Есть немало свидетельств очевидцев об аде и вечных муках, ожидающих нераскаянных грешников. Именно очевидцев: тех, кто умер — и воскрес, побывав в аду.

«Мы слишком отвлеченно думаем об адских муках, вследствие чего и забываем о них. В миру совершенно забыли о них. Диавол всем нам внушил, что ни его (т. е. диавола), ни адских мук не существует. А святые отцы учат, что обручение геенне, все равно как и блаженства, начинаются еще на земле, т. е. грешники еще на земле начинают испытывать адские муки, а праведники — блаженство… только с той разницей, что в будущем веке и то и другое будет несравненно силь­нее…» (преп. Варсонофий).

«В настоящее время не только среди мирян, но и среди молодого духовенства начинает распространяться такое убеждение: вечные муки несовместимы с беспредельным милосердием Божиим, следовательно, муки не вечны. Такое заблуждение происходит от непонимания дела. Вечные муки и вечное блаженство есть не что-нибудь только извне приходящее, но есть, прежде всего, внутри самого человека. «Царство Божие внутрь вас есть» (Лк. 17, 21). Какие чувства насадит в себе человек при жизни, с теми и отойдет в жизнь вечную. Больное тело мучается на земле, и чем сильнее болезнь, тем больше мучения. Так и душа, заражен­ная различными болезнями, начинает жестоко мучиться при переходе в вечную жизнь. Неизлечимая телесная болезнь кончается смертью, но как может окончиться душевная болезнь, когда для души нет смерти? Злоба, гнев, раздражительность, блуд и другие душевные недуги — это такие гадины, которые ползут за человеком и в вечную жизнь. Отсюда цель жизни и заключается в том, чтобы здесь, на земле, раздавить этих гадов, чтобы очистить вполне свою душу и перед смертью сказать со Спасителем нашим: «идет князь мира сего, и во Мне не имеет ничего» (Ин. 14, 30). Душа грешная, не очищенная покаянием, не может быть в сообществе святых. Если бы и поместили ее в рай, то ей самой нестерпимо бы было там оставаться, и она стреми­лась бы уйти оттуда» (преп. Варсонофий).

Святитель Иоанн Златоуст пишет: «Только настоящая жизнь есть время для подвигов, а после смерти – суд и наказание. “Во аде же, – сказано, – кто будет исповедовать Тебя?” (см.: Пс. 6: 6)».

И в богослужебных текстах Православной Церкви выражена та же мысль: «Несть во аде покаяния, несть тамо прочее ослабы: тамо червь неусыпаемый, тамо земля темна, и помрачена вся» (Чин погребения священников).

Следуя православному учению, после смерти человеческого тела ведомая ангелами душа христианина восходит к Богу. На этом пути человеческую душу встречают падшие духи, родоначальники всех грехов и пороков. Они препятствуют ее восхождению своими обвинениями. Процесс этого обвинения назван мытарствами или истязаниями.

Сергей почувствовал что не один. В его сторону приближалось что то непонятное — крики, визги, что то устрашающее. Наконец он увидел реальных бесов, которых отвергал — они неслись к нему,  при этом одни ревели, как скоты и звери, другие лаяли, как псы, некоторые выли, как волки; при этом все они, с яростью смотря на меня, грозили мне, набрасывались на меня, скрежеща зубами, и хотели тут же разорвать меня.

Но где же ангелы, мелькнуло у Сергея. Его душу поволокли бесы на мытарство.

«Как ни дикою кажется умникам мысль о мытарствах, но прохождения их не миновать». (святитель Феофан Затворник).

«Истязателями (мытарями) выступают падшие духи. Они обличают человеческую душу в содеянных ею грехах, стремясь обнаружить гнездящиеся в ней страсти. Изобличая греховные страсти человеческой души, они «стараются найти в ней сродство с собою, свою греховность, свое падение и низвести ее во ад» (свт. Игнатий Брянчанинов).

Когда мы поднимались от земли к высоте небесной, нас встретили воздушные духи первого мытарства, на котором судят за грехи языка, за всякое слово праздное, бранное, бесчинное скверное. Тут мы остановились, и бесы вынесли к нам свитки, на которых были написаны все легкомысленные слова, сказанные мною от юности, — здесь и мат сплошной, анекдоты блудного содержания, которые я допускал произносить в юности, как это бывает у многих. Это мытарство я не прошел. С него меня поволокли в преисподнюю. Душа моя обмерла от страха, парализованная от всего увиденного меня окружавшее. Сколь они страшны, словами не передать, люто ненавидящие людей, желающие каждому из нас одного — нашей смерти вместе с ними в преисподней.

По мере приближения к аду, вокруг стало резко темнеть. Господствующий повсюду мрак, теснота, долетающие звуки неизъяснимых воплей, видение духов злобы в их адском безобразии, все это слилось для несчастного страдальца в невыразимый страх и томление.

Он всюду видел и слышал только страдание, и ни ползвука радости в необъятной бездне ада: одни лишь огненные глаза демонов сверкали в преисподней тьме и носились пред ним их исполинские тени, готовые сдавить его, сожрать и сжечь своим геенским дыханием. Бедный страдалец затрепетал и закричал; но на его крик и вопли отвечала только адская бездна своим замирающим вдали эхом и клокотанием геенского пламени.

Пожалей меня! – со стоном воскликнул Сергей, обращаясь к Богу.

Сергей горько заплакал, душа ныла от безысходности, творилось с ним необъяснимое — из каких то глубин он услышал радостный голос медперсонала:

— Сердце заработало.

После операции Сергея перевели в реанимационное отделение, в последующем в общую палату. Он быстро поправлялся. Жена с дочкой находились при нем почти неотлучно, уходя лишь домой переспать.

Сергей попросил маму пригласить к нему в палату священника для исповеди и причастия.

Аминь! (автор: Виктор Шипилов)

 

Автор публикации

не в сети 4 дня

Виктор Шипилов

Комментарии: 0Публикации: 367Регистрация: 30-12-2019

Добавить комментарий