В начале 2002 года, проезжая по ул. Транспортной, г. Воронежа, обратил внимание на контуры закладываемого храма рядом с Ротондой. Стоял железнодорожный вагон, переделанный под храм, за ним возвышался фундамент будущего Владимирского храма.

— Надо бы все получше узнать, мелькнуло в мыслях. До этого два года добирался до Покровского собора, далековато, да и неудобно на раннюю службу. А здесь поближе к дому, можно и пешком ходить — что и делал многие годы.

Зашел в импровизированный вагончик — храм, там находился настоятель храма протоиерей Владимир (Кирилов). Познакомились, чувствовалось, что батюшка достаточно образованный (что и подтвердилось позже — кандидат физико математических наук).

В те годы священники в городе на вес золота, за малым их количеством. Все они — вчерашние миряне, с нуля, без копейки в кармане, возводили прекрасные храмы, кои ныне у нас в Воронеже больше 30 штук. Вокруг них формировался сплоченный приход, который был единым целом организмом. В тот период времени, по окончании воскресной Божественной Литургии, весь приход помогал в деле строительства будущего храма. Таскали кирпич, раствор, что то передвигали, приносили, относили — все были заняты, а это порядка 100 человек.

А затем продолжительное чаепитие. Наш батюшка ухитрялся к чаю подать что либо из съедобного — бутерброды с колбасой, или бутерброды с шпротами, салаты какие нибудь, картошки отварят девчонки, конфеты появятся на столе, выпечка, и.т.д, и чаю напьемся и многочасовое общение на духовные темы. Книг в те годы не хватало, только, только начали вводиться в общее пользование, вопросов — воз и малая тележка. Учились все и священники и прихожане.

Однажды появился в алтаре болезненного вида священник, сослуживший настоятелю протоиерею Владимиру. По ходу службы, выходя из алтаря к народу на каждение, священник еле держался на ногах, в полном смысле за стенку придерживался чтобы не упасть, однако через не могу продолжал нести послушание. При этом глаза у него горели — это надо было видеть. А на Пасхальную службу как заводная машина, нарезал круги с лампадкой, сам радостный, словно и не болеет, всех поддерживал и заряжал своей неутомимой энергией — это чудо из чудес, которое когда либо видел, чтобы полуживой человек и такая в нем благодать в эту ночь. Правда ближе к окончанию службы силы батюшку Александра окончательно покинули, как и многих прихожан — время под утро.

По состоянию здоровья отец Александр (Трунов) был почислен за штат. Однако болезненное состояние не ослабляло у священника желания служить в храме Божием, совершать Божественную литургию и причащаться Святых Христовых Таин. В нашем Владимирском храме регентом служила его матушка (жена данного священника) — Татьяна Ивановна. Кто такой регент? Регент — руководитель церковного хора, в обязанности которого входит подбирать певческий состав, обучать, следить за ходом богослужения. Хор  — своего рода усилитель, помогающий священству совершать службу, приходу соучаствовать в самой службе, а не прохлаждаться мыслями за пределами храма. В этом отношении матушка — замечательный регент и вокруг нее такие голосистые все — хор, по моему, был лучшим в то время среди храмов г. Воронежа.

Отец Александр (Трунов) понемногу начал выздоравливать, стал чаще появляться в храме на службе, сослужил протоиерею Владимиру, принимал исповедь. Эрудированный, духовно подкованный, стержень веры запредельный, отзывчив, уделявший внимание нуждающимся в духовном окормлении, а таковых в то время большинство, побеседует, помолится, даст ценные советы и не какие нибудь, а реальные, проверенные на личном опыте.

В дореволюционное время на священников указывали как на образцовых семьянинов, с крепкой и многодетной ячейкой общества. С полной уверенностью можно утверждать что и семья священника Александра (Трунова) образцовая — четверо детей, двое мальчиков — ныне священники.

Прихожане нашего храма быстро полюбили священника Александра. Помню, когда он появился первый раз на исповеди, прихожане выстроились в длинную очередь (у нас каждую службу исповедовалось в среднем 100 чел.) к настоятелю храма протоиерею Владимиру, а к протоиерею Александру единицы. Месяц спустя, ситуация уравнялась, батюшка Александр стал популярным священником храма. Подходишь к нему на исповедь, называешь грехи какие помнишь, а он, словно клещами, помогает вытаскивать давно забытые, или (по мнению исповедующегося), ничего не значащие. Честное слово, отходишь словно мешок картошки с себя сбросил, каким то обновленным. Это мнение не только мое, это мнение всех прихожан Владимирского храма того времени.

Тяжело было тем, кто подходил к исповеди халатно, батюшка Александр вставит так, что мало не покажется. Память у него цепкая, помнил всех исповедующихся по именам и лучше не пытаться «сказку» ему рассказывать, напоминал о прошлой исповеди. Сами подумайте что это за священник — помнил исповедь многих прихожан, а нас много.

-Ты что мне одно и то же повторяешь, ты это в прошлую исповедь перечислял. Получается, я зря взял твое на себя. И назначал епитимию и не слабую и ведь исполняли сие послушание. Ох, и батюшка! Под таким бы да подольше, вот это духовник.

Его стали бояться, готовились основательно, иначе не проскочишь на абы как. Настоятель храма отец Владимир прочухал ситуацию и (за редким исключением) перестал выходить на исповедь, передав под танк приход. Хочешь, не хочешь — добро пожаловать до отца Александра. Встряхнул он нас в то время основательно, помог многим в духовном плане.

КРАТКО О ДУХОВНОМ СТАНОВЛЕНИИ:

Александр Михайлович Трунов родился 1 мая 1960 года в городе Воронеже в семье рабочего. По окончании средней школы поступил в техническое училище № 4, где получил специальность слесаря КИПиА. До призыва в армию работал на Воронежском шинном заводе.

Демобилизовавшись, в 1981 году поступил в Московскую духовную семинарию. По благословению правящего архиерея архиепископа Воронежского и Липецкого Мефодия вначале нес послушание иподиакона Воронежского епархиального управления.

22 мая 1984 года архиепископом Воронежским и Липецким Мефодием был рукоположен во диакона, а 7 июля того же года — во иерея.

Отец Александр начинал свое служение в Покровском храме села Пузево Бутурлиновского района Воронежской области, был клириком Покровского кафедрального собора города Воронежа, Успенского храма, настоятелем храма во имя блаженной Ксении Петербургской. Батюшка строил храм-часовню во имя святого благоверного князя Александра Невского (своего небесного покровителя) в Северном районе, был его первым настоятелем.

К празднику Святой Пасхи 1989 года был награжден наперсным крестом, а в 1996 году удостоен сана протоиерея. Непросто складывался его жизненный путь. По состоянию здоровья отец Александр был почислен за штат. Однако болезненное состояние не ослабляло его желания служить в храме Божием, особенно совершать Божественную литургию и причащаться Святых Христовых Таин.

ДУХОВНОЕ НАСТАВНИЧЕСТВО

Скажу честно, моя душа тянулась к отцу Александру, он давал практические духовные советы, многому научил. В те годы с духовными книгами было совсем плохо, а здесь в живую можно было задавать вопросы и получать ответы. Я стал частым гостем у батюшки в его доме. Семья приветливая, добрая, отзывчивая, сама матушка замечательная хозяйка, чувствовалась в ней серьезная духовная подкованность. Без прикрас, в этом доме я отдыхал душой. По сей день вспоминаю с благодарностью то замечательное время.

В начале 2004 года меня потянуло к практике Иисусовой молитвы. Стал понемногу читать святых отцов касаемо этой молитвы, а за духовными советами бегал домой к протоиерею Александру. Вначале батюшка ни в какую — отговаривал от этой затеи напрочь, убеждал, что:

— Зеленый ты еще, рано, надо духовно закалиться, обрести кое какой опыт, иначе попадешь под бесовский мысленный каток и обратно ходу не будет — раздавит.

Батюшку можно понять, 28 ноября 2000 года я начал воцерковляться, а весной 2004 года устремился к исихазму. Видя мое упорство, батюшка Александр начал давать мне ценные советы. Отсылал к тем святым, которых я должен был почитать. У батюшки дома прекрасная библиотека, из нее мне показывал что конкретно требуется. Батюшка Александр за короткое время многое в меня успел вложить, тот самый духовный фундамент, который помог в дальнейшем в усвоении практики Иисусовой молитвы, которой я все таки начал молиться с октября 2004 года под духовным окормлением протоиерея Владимира, настоятеля Владимирского храма. Именно священник Александр вложил в меня технику безопасности — не устремляться в высоты духовные, разъяснив, что оттуда, падая, расшибаются насмерть — бесы такой наглости не прощают. Святитель Игнатий Брянчанинов в дальнейшем подкрепил грамотным изложением, так сказать, закрепил этот урок, а архимандрит Рафаил (Карелин) оберегал меня многие годы от духовного падения.

Этих двух любимых мною батюшек ныне нет с нами, однако остаются моими духовными наставниками по сей день. Я благодарен Богу за таких наставников — это редкость, мне реально повезло.

Болезнь прогрессировала, в начале мая батюшка Александр умер, утрата для меня невосполнимая. Боль потери накрыла надолго, взрослый мужик, честно скажу, много плакал о замечательном человеке и священнике — редкость в наше время. Прошли годы. Все это время я поминаю протоиерея Александра (Трунова) ежеутренне, верую что мы с ним обязательно встретимся в том мире, а по другому и не должно быть.

Протоиерей Александр любил жену и детей. Старший сын Дмитрий проходил службу в десантных войсках, однако отец в те далекие годы видел его священником, ни о чем другом не помышлял. Так оно и вышло. Иерей Дмитрий (Трунов) ныне благочинный Успенского семинарского храма г. Воронежа.

СЛАВА БОГУ ЗА ВСЕ!

автор: (Виктор Шипилов)

Автор публикации

не в сети 1 день

Виктор Шипилов

Комментарии: 0Публикации: 349Регистрация: 30-12-2019

Добавить комментарий